Российско-китайске сотрудничество необходимо для социально-экономического подъёма Дальнего Востока РФ


Российско-китайске сотрудничество необходимо для социально-экономического подъёма Дальнего Востока РФ
Организация: ДМЭФ
Дата: 18 Июля 2011

Доклад Михаила Титаренко - акадимика РАН, председателя Общества российско-китайской дружбы, директора института Дальнего Востока РАН о необходимости сотрудничества между Россией и КНР.

Пленарное заседание
четвертого «Дальневосточного международного экономического форума»
8 сентября 2009 г.

АКТИВИЗАЦИЯ РОССИЙСКО-КИТАЙСКОГО МЕЖРЕГИОНАЛЬНОГО

СОТРУДНИЧЕСТВА В СВЕТЕ РЕШЕНИЯ ЗАДАЧ СОЦИАЛЬНО-
ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПОДЪЕМА ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА РФ

На фоне динамичного роста роли Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) в мировой политике и экономике (около 50 % мирового ВВП), а также задач восстановления глобальной роли России поистине стратегическое значение приобретают комплексный подъем и развитие экономики и социальной сферы восточных регионов России. Принятие правительством РФ Федеральной целевой программы «Экономического и социального развития Дальнего Востока и Забайкалья на период до 2013 г.», новая редакция которой утверждена в 2007 г., а также проведенное в мае 2009 г. в Хабаровске с участием Президента РФ специальное совещание по вопросам пограничного сотрудничества наглядно отражают государственную важность этой задачи.

Международное сотрудничество как неотъемлемый приоритет

Как показывает анализ имеющихся возможностей и направлений решения этой проблемы важнейшим среди них является активное включение России в интеграционные процессы в АТР, прежде на путях действенного сотрудничества с главным дальневосточными соседом - КНР. При этом самым насущным интересам РФ отвечает сценарий всестороннего взаимодействия, многостороннего соразвития с Китаем.

Перспективы российско-китайского взаимодействия в качестве ключевого рычага развития восточных регионов РФ имеют под собой объективную основу. Дело не только в том, что между двумя странами сегодня сложился уникальный по интенсивности общий уровень отношений: Д.А. Медведев за год с небольшим своего президентства провел 7 отдельных двусторонних встреч с Председателем КНР Ху Цзиньтао.

Положение вещей ныне таково, что хозяйственная деятельность многих регионов Сибири и Дальнего Востока в заметной мере связана с Китаем. На КНР приходится свыше 70% регионального товарооборота, причем в Забайкальском крае, Амурской области и Еврейской АО, эта цифра составляет от 93 до 97%. На этой базе, при условии значительного инвестиционного наполнения, при разумной 2 диверсификации товарных и финансовых потоков, а также разработке и реализации крупных инфраструктурных проектов были бы возможны существенные прорывы в двустороннем экономическом сотрудничестве, что стало бы мощным толчком к развитию восточных районов РФ.

Ключевая роль в таком взаимодействии связана с перспективами состыковки планов подъема Сибири и Дальнего Востока РФ с планами развития провинций Северо-Востока КНР, Внутренней Монголии и Синьцзяна. При этом существенно важно, что в официально обнародованной в августе 2007 г. в КНР "Программе возрождения старых промышленных баз Северо-Восточного Китая" в числе путей ее реализации заметное место уделено взаимодополняющему потенциалу сотрудничества с дальневосточными регионами РФ. В июле 2008 г. экспертами двух стран начата предметная работа по конкретному сопряжению мер, предусмотренных региональными правительственными программами двух стран.

Как было подчеркнуто в Совместном российско-китайском заявлении по итогам визита в Москву Председателя КНР Ху Цзиньтао в июне 2009 г., «координация стратегий развития сопредельных регионов Китая и России способна дать немалую отдачу для ускорения экономического развития соседних территорий двух стран. Стороны проделали значительную работу по разработке Программы сотрудничества между регионами Северо-Востока Китая и Дальнего Востока и Восточной Сибири России. Нахождение обоюдовыгодных и эффективных путей координации стратегий развития сопредельных регионов Китая и России в интересах народов двух стран будет способствовать не только укреплению дружбы и взаимовыгодного сотрудничества в китайско-российском приграничье, но и совершенствованию форм и повышению уровня хозяйственного взаимодействия».

Весьма полезным для практической реализации упомянутых договоренностей стало состоявшееся 3 июля 2009 г. Совещание в МИД РФ по вопросам участия регионов Сибири и Дальнего Востока в интеграционных процессах в Азиатско- Тихоокеанском регионе. Принципиальное значение имеет итоговый вывод Совещания, согласно которому необходимо, чтобы «Восток России развивался опережающими темпами как неотъемлемая часть экономической системы страны, а не трансформировался в преимущественно сырьевой придаток соседних азиатских стран».

Важно также, что на этом совещании были сформулированы приоритетные направления внешнеэкономической деятельности восточных субъектов Федерации:
- инвестиционное сотрудничество с упором на инновационные и высокие технологии;
- внешняя торговля;
- энергетика;
- транспортный комплекс.

Основные направления межрегионального взаимодействия

Одним из перспективных направлений регионального сотрудничества РФ и КНР продолжают оставаться проекты создания и активного развития Особых экономических зон (ОСЗ). Причем, сохраняя высокий потенциал взаимовыгодного двустороннего сотрудничества, такие ОСЗ могли бы охватывать и более широкий круг участников. К числу наиболее многообещающих проектов относятся׃

а) проект Особых экономических зон (ОЭЗ) на российско-китайской границе для объединения в территориально-экономические комплексы сопредельных районов двух стран (Хэйхэ-Благовещенск, Суйфэньхэ-Гродеково, Маньчжурия- Забайкальск и др.);

б) проект “Кольцо Японского моря” (Россия, Япония, КНР, КНДР, Республика Корея), связанный с экономической интеграцией стран, имеющих выход в Японское море;

в) Туманганский проект ( Россия, КНР и, возможно, КНДР), предусматривающий создание обширной транснациональной свободной экономической зоны от дельты реки Туманной (Туманган) и порта Зарубино до порта Находка. В контексте данного проекта стоит отметить, что в начале 2009 г. администрация китайской провинции Цзилинь передала в администрацию Приморского края предложения о комплексном инвестировании китайской стороной модернизации портов Владивосток, Находка, Восточный и строительства глубоководного порта в Зарубино, а также о сотрудничестве в создании инфраструктуры этой зоны на основе российско- китайского сотрудничества.

г) проект интеграции «Жёлтое море - Бохайский залив», в котором участвовали бы КНР, КНДР, Япония, Республика Корея.

В случае реализации этих проектов можно было бы с помощью иностранных партнёров провести реконструкцию предприятий на Дальнем Востоке, обеспечить инвестиции, привлечь дополнительную рабочую силу из европейской части России.

Перспективны также проекты создания зон развития новых и высоких технологий и технико-экономического сотрудничества в российских городах Дальнего Востока (Хабаровск, Владивосток, Благовещенск), а также на Северо- Востоке КНР (Харбин, Цзилинь).

Сходное практическое наполнение могли бы иметь и проекты создания зон приграничного торгово-экономического сотрудничества. Речь идет о строительстве российско-китайских торговых комплексов в районах Суйфэньхэ – Пограничный, Дуннин – Полтавка, Маньчжурия – Забайкальск. Реализация данных проектов, в числе прочего, внесла бы свой вклад и в упорядочивание того сложившегося в последние годы сегмента двусторонних торговых связей на уровне малого предпринимательства, который в КНР принято называть «народной торговлей». Важность и чувствительность этого вопроса не только для торгово- экономических, но, в известной мере, для всего комплекса связей между двумя странами нашла наглядное отражение в событиях лета 2009 г. вокруг ряда оптово- розничных рынков в Москве. Разрешение ситуации потребовало проведения консультаций на межправительственном уровне.

Не секрет, что применительно к дальневосточным регионам РФ, где «народная торговля» стала традиционным элементом экономической жизни, и, к слову, сыграла заметную роль в особенно трудные для РФ 1990-е гг., такого рода проблемы носят повышенную актуальность. Поэтому цивилизованное, опирающееся на четкую и сбалансированную правовую базу развитие этого важного направления является важным аспектом российско-китайского межрегионального сотрудничества.

Говоря в целом, сопряжение программ развития смежных территорий двух стран было бы эффективным в первую очередь по следующим направлениям:
- приобретение современной машиностроительной техники в КНР в целях развития собственного обрабатывающего производства;
- масштабная закупка современных танкеров, рыболовецких и иных судов для обновления парка судов дальневосточного пароходства;
- покупка современной сельскохозяйственной техники и изучения эффективных агрометодов на смежных китайских территориях;
- долевое инвестирование российских и китайских бизнесменов (по 50%) в развитие глубокой переработки древесины на территории РФ;
- привлечение китайских строительных организаций с целью строительства социальных и коммунальных объектов;
- развитие приграничного экологического туризма;
- совместная охрана приграничных рек от загрязнения;
- реконструкция, расширение и изменение функций городов и населённых пунктов, прилегающих к приграничным переходам (создание совместных научно- производственных парков по внедрению новых и высоких технологий).
- легитимное, взаимовыгодное и экономически целесообразное сотрудничество в сфере привлечения китайской рабочей силы (вызванный кризисом дефицит рабочих мест носит лимитированный по времени характер и не снижает актуальность данного вопроса в принципе).

Энергетическая сфера

Особую роль в решении проблем подъема дальневосточных регионов РФ способно сыграть российско-китайское сотрудничество в энергетической сфере. В настоящее время свыше 70% российского экспорта по стоимости приходится на нефть и газ. Россия вышла на 2-е место по объему экспорта нефти и нефтепродуктов. Однако сегодня весь этот поток идет в основном на Запад, так как именно в этом направлении действуют все существующие сегодня нефтепроводы и газопроводы из Западной Сибири. Такое нерациональное размещение производительных сил на территории России в немалой степени способствует гипертрофированному развитию российской экономики в Европейской части и дальнейшему отставанию в экономическом развитии восточных регионов. Как следствие отсутствия необходимой инфраструктуры для транспортировки энергоносителей для России оказался закрытым рынок энергоресурсов КНР и других стран СВА, испытывающих дефицит углеводородного сырья. В этой связи успешная реализация проекта нефтепровода ВСТО с ответвлением Сковородино – Дацин, целенаправленное продвижение двусторонних договоренностей последних лет о сооружении газопроводов в КНР из Западной и Восточной Сибири способны на путях диверсификации углеводородного экспорта не только укрепить энергобезопасность РФ, но и дать существенный импульс развитию транспортной, а также иной сопутствующей инфраструктуры в восточных регионах России, содействуя, таким образом, их общему подъему. В данной связи повышенного внимания требуют, в частности, проекты газопроводов «Алтай», «Северный Сахалин – Приморье – Северо-Восток Китая», «Восточная Сибирь – Северо-Восток Китая» (Ковыкта – Чаянда – Тында – Сковородино - Дацин), а также возможности совместного ведения геологоразведки, добычи, переработки и сбыта нефти и газа - как на территории России, так и Китая.

Транспортная инфраструктура

Другим важным направлением сотрудничества является область транспортной инфраструктуры. Значение транспортных коммуникаций для решения задачи состыковки развития Северо-Востока КНР и российского Дальнего Востока ставят во главу угла проблему создания единых транспортных линий через пункты пропуска на российско-китайской границе. Требуется модернизировать российские железные дороги, ведущие от Трансиба к российско-китайской границе (Карымская – Забайкальск и Белогорск – Благовещенск), построить мосты через реки Амур и Уссури (Благовещенск – Хэйхэ, Дуннин – Полтавка, Тунцзян – Нижнеленинское и др.). Назрела необходимость форсированной реконструкции и увеличения пропускной способности погранпереходов. При этом общая модернизация приграничной транспортной инфраструктуры должна включать развитие не только автомобильных и железнодорожных коридоров (в частности, по линии Суйфэньхэ- Гродеково-Уссурийск). В повестке дня стоят также вопросы повышения роли портов (по рекам Амур, Сунгари, Туманная) и создания региональной сети воздушных перевозок между крупным региональными центрами двух стран.

Необходимость развития не только приграничной, но и всей комплексной транспортной инфраструктуры восточных регионов имеет дополнительный аспект, который связан с ролью РФ как естественного трансконтинентального моста. В этом контексте промедление в развитии Транссиба, БАМа, дальневосточных портов РФ содержит очевидные потенциальные вызовы для России на фоне стремительного развития соответствующей транспортной сети в КНР (Ляньюнган – Урумчи – Алашанькоу - Дружба), связывающей китайские порты на восточном побережье с Центральной Азией и далее с Европой.

Лесное хозяйство, марекультура

В ставшей традиционной для двустороннего регионального сотрудничества в сфере лесного хозяйства необходимо качественное совершенствование в виде глубокой переработки древесины на российской территории. Причем разрабатываемые в этой сфере проекты могли бы носить многосторонний характер – с подключением европейских партнеров: Финляндии, Швеции и др., которые давно проявляют заинтересованность и готовы предоставить оборудование (соответствующие проекты давно направлены в Министерство сельского хозяйства РФ). Необходимо сотрудничество и в строительстве лесовозных дорог.

Однако помимо этого нужен поиск новых направлений. Одно из них – представляющее интерес для Китая развитие марекультуры на Дальнем Востоке (китайские биоресурсы близки к исчерпанию). Для этого необходимо создание 7 государственной структуры, которая не только препятствовала бы браконьерскому лову рыбы, но и занялась бы созданием базы для масштабного разведения различных биокультур. По мнению экспертов, переход от вылова к разведению биоресурсов создаст в одном Приморском крае 500 тыс. рабочих мест, а глубокая переработка привлечет еще 200 тыс. человек.

Инвестиционное сотрудничество

Очевидно, что реализация упомянутых проектов во многом связана с задачей активизации инвестиционного сотрудничества. Не случайно, этому направлению было уделено серьезное внимание в ходе июньского (2009 г.) российско-китайского саммита, по итогам которого была отмечена важность целенаправленного осуществления утвержденного сторонами Плана китайско-российского инвестиционного сотрудничества. Ситуация мирового финансово-экономического кризиса лишь актуализирует поиск взаимовыгодных вариантов взаимодействия, когда к целям реализации инфраструктурных проектов в Сибири и на Дальнем Востоке могли бы быть привлечены масштабные инвестиционные ресурсы Китая, который, как показывает практика (7,1 % роста ВВП в первом полугодии 2009 г.), демонстрирует наиболее успешный пример антикризисной политики. В этой связи возрастает значение работы по созданию в РФ благоприятного инвестиционного климата (облегчение налоговой нагрузки на инвесторов, укрепление права собственности, устранение административных барьеров для иностранных инвестиций, дебюрократизация экономики и т.д.). При этом, несмотря на вызванные кризисом трудности, взаимодействие с КНР следует строить так, чтобы не только привлекать китайский капитал в Россию, но и способствовать выходу российского бизнеса на китайский рынок, прежде всего на Северо-Востоке и Северо-Западе КНР. В интересах России всячески способствовать объявленным в Пекине программам ускоренного развития этих китайских регионов.

Императив государственного подхода

Приоритетность развития сотрудничества с КНР, предопределяемая естественно складывающейся региональной экономической ситуацией и высоким уровнем политических и иных отношений между двумя странами, не отменяет значения оптимальной диверсификации торговых и внешнеэкономических связей с другими странами региона. Перспективным выглядит, например, привлечение в сырьевые и добывающие отрасли инвестиционного и технологического потенциала Японии, Южной Кореи, Вьетнама, стран АСЕАН, 8 Индии, которые перманентно нуждаются в сырье и в последнее время проявляет растущий интерес к участию в таких проектах.

Реализуя стратегию «экономического выхода в АТР» в оправданной опоре на КНР, России необходимо тщательно использовать весь потенциал развития сотрудничества – от двустороннего до многостороннего, активно подключаться к перспективным интеграционным проектам, в частности, в рамках АТЭС, членом которого РФ, как известно, является с 1998 г.

Решение перечисленных масштабных задач невозможно без комплексного, опирающегося на стратегическое видение государственного подхода. Речь идет о необходимости выделения значительных средства как из государственного бюджета, так и за счет средств иностранных инвесторов путем создания с ними СП. Для работы по реализации этих проектов, как свидетельствует опыт регионального строительства в Канаде, Японии, Австралии, Аргентине, возникает необходимость создания либо министерства по развитию Дальнего Востока, либо специализированной финансовой структуры, наподобие «политических банков» в КНР, которая будет уполномочена решать вопросы финансирования и исполнения намеченных программ развития восточных регионов РФ.

Главной задачей государственных органов, ведающих социально- экономическим развитием, включая инвестиционную, энергетическую, транспортную, лесную, научно-техническую, социально-гуманитарную и иные сферы, является также содействие деловым контактам самых разных уровней внутри самой России.

Полноценное включение азиатской части России, и, прежде всего Дальнего Востока и Сибири в систему мирохозяйственных связей представляет собой основное условие нормального социально-экономического развития самого региона и государства в целом, устойчивого наращивания экономического потенциала и укрепления позиций России АТР и в мировой экономике. Активное и всестороннее участие РФ в процессах экономической интеграции в АТР относится к числу важнейших общенациональных задач. В условиях нынешнего глобального экономического кризиса эта задача лишь актуализируется, причем развитие всестороннего регионального сотрудничества с КНР – это самый естественный и реальный для России путь.

Как известно, Китай стал в последнее время локомотивом экономического роста не только в АТР, но и в мире в целом: порядка 22 % прироста мирового ВВП ныне обеспечивает КНР. Собственный рост ВВП даже в условиях кризиса, как уже 9 упоминалось, превышает 7 %, а в некоторых отраслях составляет 10 %. В результате ВВП Китая составляет уже почти четверть ВВП США (22,7 %).

Для углубления и подъема российско-китайского сотрудничества существуют хорошие возможности – взаимодополняемость интересов России с одной стороны, КНР, а также других стран региона – с другой. Дело за кропотливой и целенаправленной работой.

 
Текст сообщения*
:D :) :( :confuse: 8) :oops: :cry: :evil: ;) :idea:
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение